Muzmen.ruваш гид в музыкальном мире

Навигация
Календарь
«    Сентябрь 2013    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
Архив новостей
Наш опрос
какой жанр вам нравится
Rock
Pop
House
Jazz
Heavy Metal
Классика
Поиск по сайту
Музыка
Популярные новости
Последние новости
Пустой блок о_О

Проникновение элементов джаза

НАЧАЛО                                                                                                                  Проникновение элементов джаза

в Европу и в Россию, Валентин
Парнах и его „Первый в РСФСР
д таз-банд*'. Ансамбль ПЭКСА.
Гастроли в Советском Союзе
ансамблей Ф. Уитерса  и С, Пу-
динга. Отзывы прессы, споры,
дискуссии. Первый сборник
статей о дтазе.

 

Еще задолго до того как любители музыки в Европе и в России услыхали о джазе, они познакомились с рядом явлений, имевших непосредственное к нему отношение. Одним из них были так называемые «американские зрелища». Новинка эта появилась сначала в портовых городах, куда приходили корабли из-за океана, а затем, к середине прошлого века, она распространилась по всей Западной Европе. Европейские театры и цирки стали охотно импортировать американские менестрель-ные представления (Minstrel Show), в которых были заняты негритянские артисты и музыканты.До России волна этого нового увлечения почти не докатывалась. Лишь хоровая капелла негритянских студентов университета Фиска «Fisk Jubilee Singers», с колоссальным успехом объехавшая полмира, попала к нам. В 1873 году негритянские спиричуэле впервые прозвучали в Петербурге в исполнении этого ансамбля, вписавшего одну из ярких страниц в предысторию джаза.На рубеже столетий в Европе, а^вслед за нею и в России становятся модными новые бытовые танцы: аргентинское танго, кекуок, матчиш, кикии, шимми, трэ-мутар, уанстеп, тустеп, фокстрот и просто «американские танцы». Многочисленные издательства Москвы, Петербурга, Одессы едва успевают выпускать ноты с музыкой сменяющих друг друга танцевальных однодневок. Среди немногих песенок, оставшихся от того времени,— боевик 1910 года «Some of These Days» Шелтона Брукса. Граммофонные фирмы «Зонофон» и «Пишущий амур» штампуют массовыми тиражами модную музыкальную продукцию. Из дореволюционных каталогов можно узнать, что духовые оркестры то лейб-гвардии Волынского полка, то гусарского Сумского записывали на пластинки ходкие кекуоки (рэгтаймы), тустепы и другую танцевальную музыку не-гритянско-американского происхождения. Была даже выпущена пластинка с пьесой «Alexander's Ragtime Band», написанной Ирвингом Берлином в 1911 году и вошедшей впоследствии в классический джазовый репертуар.

 

Открывает прогрессии разнообразных чувствований, среди них — новый пафос, веселье, иронию, новую нежность» [4,13].Легко представить, как могло озадачить, даже шокировать читателя это описание. Необычные слова, странная терминология... Но ведь и сам джаз был явлением в высшей степени необычным. Не следует также забывать, что свою статью В. Парнах написал в 1922 году, когда толки о джазе во всем мире были сумбурны. На русском языке о нем, повторяю, вообще не было еще написано ни строчки.Чувствуется, что искусство джаза глубоко увлекло В. Парнаха (это нашло отражение и в некоторых его стихах — «Дрожь банджо...» и других). Статьи его, при всей их сбивчивости, производили серьезное впечатление хотя бы потому, что автор основывался на собственном живом и чутком восприятии подлинного негритянского джаза. Он один из первых, и весьм-а глубоко для своего времени, угадал природу джаза, почувствовал его корни. «Музыка стран Востока изобилует синкопами, потрясающими нас в современной американской музыке, идущей от негров,— писал он.— Течения музыки Африки и.Азии странно скрестились в Америке... Древние синкопы и связанные с ними формы языка, стихосложения, музыки, театрал-ьного и танцевального движения, преображенные современной цивилизацией, ринулись в нашу жизнь» [5, 155].В 1922 году был организован «Первый в РСФСР эксцентрический оркестр — джаз-банд Валентина Парнаха». Первоначально он состоял из шести человек — тромбониста (или саксофониста), ксилофониста, пианиста, банджиста, барабанщика (ударная установка которого включала гудки, клаксон, погремушки, звонки и медные тарелки) и дирижера, который играл на трещотках, пищалках и других невиданных шумовых атрибутах.С самого начала В. Парнах утверждал, что джаз-банд является «мимическим оркестром» [1, 25]. Став практиком, он решил театрализовать джаз-банд, поручая артистам вместе с музыкальными актерские и мимические партии в соответствии со,своими представлениями о них [4, 13].В воскресенье 1 октября 1922 года в Большом зале Государственного института театрального искусства состоялась премьера первого советского джазового оркестра. Этот день можно считать днем рождения советского джаза. В декабре состоялся второй концерт, на этот раз — в Доме печати (теперь Дом журналиста). Оркестр исполнил «новейшие номера джаз-бандской литературы», В. Парнах сделал доклад «Об эксцентрическом искусстве», читал свои стихи о джазе и демонстрировал сочиненные им эксцентрические танцы. В обсуждении доклада, танцев и музыки приняли участие выдающиеся театральные деятели того времени — Всеволод Мейерхольд, Касьян Голейзовский, Сергей Эйзенштейн, Николай Фореггер, маститые балетмейстеры и руководители театральных студий.Известный ныне писатель и кинодраматург Евгений Иосифович Габрилович, игравший тогда на рояле в джаз-банде Парнаха, вспоминает об этом концерте:«Концерт был дан в Доме печати, где в те годы проходили самые жаркие схватки по вопросам искусства и литературы и демонстрировались последнейшие новинки в области ниспровержения старых театральных форм. И зал дома, видавший многое на своем веку, был переполнен.Парнах прочел ученую лекцию о джаз-банде, потом... сыграли джазовые, мелодии. Когда же сам Парнах исполнил страннейший танец «Жирафовидный истукан», восторг достиг ураганной силы. И среди тех, кто яростно бил в ладоши и взывал «еще», был Всеволод Эмильевич Мейерхольд. Он тут же предложил Парнаху организовать джаз-банд для спектакля, который тогда репетировался» [280, 58—59] *Музыкальный и театральный мир благожелательно встретил начинание В. Парнаха. «Джаз-Банд — вещь целесообразная, утилитарная, современная, эксцентрическая... Джаз — великолепное средство для оздоровления танц-зала... Джаз-банд — вещь, посредством которой можно превосходно «организовать» ту часть времени трудящегося, которая посвящена отдыху»,— писал театральный режиссер В. Федоров, выступавший в печати под псевдонимом Франк [9, 25]. Известный дирижер Н. Малько высказал точку зрения профессионального музыканта: «Возлагаются надежды на джаз, приоткрывший ту область тембров, в которой музыка много даст в будущем» [15, 5].Эксцентрическая концепция танца, которую прокламировал В. Парнах, оказалась близка некоторым театральным течениям начала 20-х годов. Может быть поэтому советский джаз, в отличие от других национальных ветвей этого жанра, родился в театральной среде и первые его шаги были так или иначе связаны со зрелищем.В течение трех лет джаз-банд В. Парнаха с неизменным успехом выступал в спектакле «Д. Е.», поставленном в театре Вс. Мейерхольда [281]. Состав оркестра к тому времени изменился. В нем играли: Б. Нем-ковский (скрипка), М. Капрович (саксофон), А. Казаков (ксилофон), Е. Габрилович (фортепиано), С. Тизенгайзен (контрабас и тамтам с ножной педалью), А. Костомолоцкий (барабаны и шумовые инструменты) Позднее добавился еще английский рожок. В «Д. Е.» Парнах удачно дебютировал и как балетмейстер. Им были поставлены танцы «Этажи иероглифов» и уже упоминавшийся «Жирафовидный истукан». Эксцентрические танцы и чечетку в спектакле исполняли М. Бабанова, Л. Свердлин и А. Костомолоцкий. (Аналогичные музыкально-танцевальные номера В. Парнах ставил и в пьесе «Великодушный рогоносец».)В печати была дама положительная оценка джаз-банду В. Парнаха и всему музыкальному оформлению спектакля.«Музыка в постановке Вс. Мейерхольда «Д. Е.» играет только иллюстрирующую роль, но использована очень удачно для проявления драматического ритма, биения пульса представления... В музыкальном Речь шла о спектакле «Д. Е.» (по одноименному роману И. Эренбурга). ** Ансамбль, согласно сохранившейся программке, исполнял фокстроты и шимми «Japanese Sandman* Р. Уантннга, «For Me and My Gab Д. Менера, танцевальные мелодии «Chong» и <-Sunflower» в эксцентрической манере.

 

Трудно представить себе более подходящий аппарат для музыкальной передачи современного городского шума. Резко и остро отчеканивался ритм (эта сторона, быть может, выиграла бы еще от введения в «джаз-банд» других деревянных духовых), судорожный, как сама жизнь, им отображаемая. Интересна и по-своему совершенно нова была попытка использования разрозненных звуков на фоне играемой духовым оркестром революционной песни «Смело, товарищи, в ногу» для воспроизведения звукового колорита Москвы... Все это свидетельствует о большой музыкальной находчивости руководителя театра В. Э. Мейерхольда»,— писал рецензент «Правды» Евгений Браудо [21].Из рецензии явствует, что хотя джазовая музыка использовалась в спектакле главным образом для воспроизведения звукового колорита и шумовых эффектов, тем не менее роль ее в драматургии действия уже тогда смогла стать достаточно большой и серьезной, выходящей за рамки банальной иллюстрации западного образа жизни.Оркестр Парнаха иногда можно было услышать и за пределами мейерхольдовского театра. 1 мая 1923 года он участвовал в карнавальном шествии на Сельскохозяйственной выставке, располагавшейся тогда на территории теперешнего ЦПКиО им. М. Горького. «Джаз-банд впервые участвовал в государственных торжествах, чего до сих пор не было на Западе»,— комментировала печать это событие [18, 18]. Наиболее значительным был концерт, который оркестр дал летом 1924 года для делегатов V конгресса Коминтерна. Центральное место в программе занимали фрагменты из музыки Дариуса Мийо к балету «Бык на крыше», сочинения достаточно сложного, требующего высокого исполнительского мастерства.Сейчас трудно объяснить, почему после столь быстрого и большого успеха Валентин Парнах охладел к своей джазовой деятельности. Возможно, его не удовлетворяла прикладная роль джаз-банда в театре Мейерхольда. Вероятно также, что его вновь увлекла поэтическая работа и переводы (в 20-х годах выходят две книги его стихов). Во всяком случае, в театре родилась, в театре и закончилась джазовая карьера этого разносторонне одаренного и энергичного человека.

Опубликовал muzmen, 23-01-2011, 14:08 | Комментировать (0) | Печать
 (голосов: 0)
КартаКарта